"Я вырвался из лап сектантов"

Чаще всего люди попадают в секты, будучи в очень сложной жизненной ситуации. Потеря близких, банкротство, проблемы со здоровьем заставляют искать утешение и опору в лице совершенно незнакомых людей. Попасть в секту просто, а вот покинуть её — нет. Три человека рассказали о том, как им это удалось.

"Я выбрал секту как форму самоубийства"

Олег, 52 года: Началось всё, как в плохом сериале. Строительный бизнес приносил более чем хороший доход, но вынуждал буквально жить на работе.  Думал, ещё лет 10–15, и воплощу мечту — путешествовать, а чётко отлаженный бизнес будет приносить свои плоды. Но скоропостижно скончался друг детства — мой компаньон, с которым мы когда-то и поднимали дело с нуля. Доля Мишки досталась его жене Ане. Хваткая бабёнка и подвела меня под монастырь, точнее вынудила сделать первый шаг в бездну. За воспоминаниями о друге подсел на стакан, а она взяла бразды правления… в пьяном бреду я подмахнул несколько подписей и остался не у дел. Судиться было бесполезно — юридически всё правильно. Сам дурак.

Жена не выдержала пьянства, бедности и моих срывов… Ушла, забрала сыновей. Пил я беспробудно, топя в водке душевную боль, обиду, злость и разочарование в жизни. В один из моментов просветления испугался, что потеряю последнее, что осталось, домишко в деревне, который достался от бабушки (квартиру в самом центре я уже переписал на бывшую супругу для сыновей). Решил уехать туда и покончить с никчёмной жизнью.

Помню, сидел в сарае и плакал, как когда-то в детстве, когда меня испугала соседская кусачая ушастая свинья Нюрка. Из горла выглушил полбутылки водки, занюхал прошлогодним прелым сеном, петлю затянул на балке. Лезу на стул, а ноги дрожат. Слабовольно очканул, что трухлявая балка не выдержит и я беспомощным инвалидом останусь, ходящим под себя. А тут сенсация — нашли мёртвым мужика поселкового, который вроде как в секту подался. Это был мой вариант. Типа не сам, а меня. Вычислил этих "***удистов" в городе и сам первым подошёл к ним. В тот же день я уже был в коммуне.

Они называли себя миссионерами. На самом деле — так называемая община преподобного Муна. Вначале я увлёкся основами гипноза. Это целая наука, которую мы отрабатывали на тренингах. Например, нас как вербовщиков учили проявлять участие и всячески показывать свою доброту, "залюбливать". У них это так и называлось — "бомбардировать любовью". Знаете, получив столько положительных отзывов и эмоций о самом себе в первый день знакомства с муннитами, я даже обрадовался, что не свёл счёты с жизнью. Придя к ним за смертью, я почувствовал себя нужным и обласканным вниманием. Мной восхищались, меня хвалили за добровольный отказ от суеты мирской. В жизни появилась цель, о суициде уже не задумывался. Настоящий ужас испытал, когда понял, что мне нечего дать организации, кроме золотых часов из прошлой жизни, которые оставил как НЗ, и я утопил себя в деятельности, ища новых адептов, у кого есть что взять.

Мозги мне запудрили капитально. Знаете, почему они работают в многолюдных местах? Потому что там внимание рассеивается на витрины и идущих людей и легче применить приёмчики. После первого собрания определялся психотип новобранца: эмоциональный, научный, мистический или ранимо-чувственный, согласно которым и вырабатывалась стратегия манипуляции сознанием. Этим занимались мы, люди постарше. А молодёжь, в основном потерянная, из маргинальных семей, собирала деньги в общий фонд под благовидными предлогами — на борьбу с наркоманией, ВИЧ или детский дом, люди денежки — им грошовая ручка или наклейка.

Жили мы в коммуне — 20 человек в одной квартире. На рассвете читали речи Муна и возносящие его тексты. Кстати, после выхода в народ нужно было пройти очищение от греховного мира — по пять часов кряду молитвы читать, ледяной водой обливаться и на воде сутками сидеть. Реальные свои доходы они скрывают, но спустя несколько лет видел одного из "учителей" в Испании… Как говорят в Одессе: "Чтоб я так жил".

Достаточно скоро меня начала тяготить эта бодяга общажная, всё общее, ничего своего, даже полотенца. Когда меня там решили подженить, решил — хватит. Выходя к людям, понял, что со стакана уже слез и хочу жить, пробовать всё снова, с нуля, может, и семью вернуть. Решил, что я, конечно, "***нутый", но не настолько. А они ещё типа, женя, по заднице бьют обухом топорища или палкой — больно, со всей силы, а жить вместе разрешают только спустя 3 года. В общем, уйдя в один действительно прекрасный день, в коммуну я больше не вернулся.

Дом с участком продал, однушку купил, устроился на работу. Сейчас, спустя больше 15 лет, понимаю каким идиотом был. Семью вернуть не удалось, но с сыновьями вижусь, бизнес есть, правда, уже не такой глобальный, но на жизнь хватает. Живу почти 9 лет в гражданском браке с милой женщиной, скоро распишемся. Её дочь, к которой я отношусь как к родной, скоро станет мамой, а мы — бабкой и дедом. Вот оно, счастье! 

Скажу одно — никогда нельзя опускать руки, жизнь — самое дорогое, что может быть, а секты любые — лишь способ наживы верхушки, где адептов делают натуральными рабами, без собственного "я", без личности, без будущего.

Фото: © Vianney LE CAER/SIPA/EAST NEWS

"Я сбежал из секты сам и увёл оттуда будущую жену"

Дмитрий, 49 лет: К иеговистам попал от отчаяния. Проще говоря, целенаправленно решил сойти с ума и выбрал для этого нетривиальный ход — пойти в секту. С женой разладилось, дом сгорел — несчастья буквально валились на меня сплошным потоком, и конца-края этому не было видно. Оставалась, правда, мамина квартира. Переехали с дочерью и супругой к ней… Ольга выдержала свекровь три недели, забрала дочь и ушла, как позже выяснилось, у неё давно уже был роман на стороне. Мать болела, давно и неизлечимо, а тут ещё камни пошли. Из больницы она так и не вышла, не перенесла операцию.

Сколько сидел на лавочке после известия о её кончине, не помню, всё плыло. От осознания беды и невозвратности меня даже вырвало, прямо там, в скверике. Не мог поверить, что всё это приключилось со мной за какие-то полгода. И тут подчаливают две "сердобольные" старушки. Да ласковые такие, вопросы задают, я отвечаю. Одна обняла даже, а запах духов, как у мамы, я сам ей каждый год на день рождения покупал, "Элиж", с жасмином. И так мне тепло стало от этого аромата. Они меня до дома довели, номер телефона взяли. На следующий день снова объявились… на похоронах помогли. Доверился им полностью. Суки эти хитрые, как я уже потом допетрил, ошиваются у клиник специально, в поисках таких, как я, — людей в состоянии отчаяния.

Так я попал в секту. Страшную, как теперь говорят, — тоталитарную, где все боятся наступления Армагеддона, от которого спасётся на небесах лишь менее 150 тысяч избранных. С этой вестью псевдомиссии и бродят по улицам, запугивая людей и втаскивая их в сети. В общем, и я вошёл в их число и ждал своего конца, "неся известие" и проповедуя учение Иеговы до 30 часов в неделю. Мне было приятно получать поощрения и чувствовать себя значимым. Кстати, мужиков там почти нет, а те бабы, что попадают туда молодыми, почти все мирского женского счастья лишены или вовсе остаются старыми девами. Большинство адептов Иеговы — люди недалёкие, без образования, пустые какие-то. Вначале мне это помогало, потом начало тяготить. Всё-таки высшее за плечами.

Мозги на место окончательно мне поставил случай с одной из иеговисток, сын которой попал под машину и ему нужно было делать операцию и переливание крови, она запретила делать это, билась в истерике в больнице и взывала к силам Иеговы… Мальчик чуть не умер, а её потом лишили родительских прав. Жуть, но она даже не расстроилась, назвав его "проклятым семенем".

Светка попала в секту ещё до меня. Я сразу обратил внимание на эту энергичную толстушку, аппетитную и очень миловидную, но потерянную. Оказалось, её в секту привёл неудачный аборт, на котором настаивал муж, а потом сам её и бросил. До моего прихода в секту она там провела уже 6 лет. Отдала общине все свои сбережения и украшения — как ей сказали, "во искупление и на очищение".

Мы начали встречаться, тайком. Сердца оттаяли. Я наконец-то был по-настоящему счастлив. А когда она, о чудо, забеременела, решили бежать. Нам нужна была нормальная мирская жизнь, да и за внебрачную любовь по головке не погладили бы. Жутко боялись, что ребёнка потеряем.

Я втихую продал свою квартирку, она свою, нужные вещи перенесли в камеру хранения на вокзале. Это было всё, как в шпионском романе: уходили порознь, оглядывались, всюду виделись свидетели Иеговы. По несколько дней жили у старых знакомых. Три недели до точки "Ч", карты с деньгами Света носила в мешочке из лоскута простыни, прикреплённом к трусам.

Билеты заранее не покупали, боялись. Просто приехали в один день на вокзал, как сейчас помню, это был четверг, 6 января и уехали в любимый с детства Петербург. С каждым пролетающим мимо столбом нам становилось легче дышать. Впереди было будущее. Не знаю, искали ли нас, но с тех пор мы перевернули страницу своей новейшей истории, а через 6,5 месяца появился на свет Никитка. Нам просто повезло. Сына крестили, сами ходим в церковь Святой Ксении Петербуржской на Смоленском кладбище.

Фото: © Bethany Clarke / eyevine /EAST NEWS

"Мою подругу выгнали из секты!" 

Полина, 46 лет: Была у меня подруга чумовая. Ещё в годы нашей юности то хипповала, то на тусовки рокеров ездила. Почти никогда не было ни нормальной работы, ни семьи. Для неё всегда важнее была туса и фестивали, по которым она моталась по всей стране. Но был в её жизни период вообще за гранью понимания разумного человека. Она стала сектанткой! Причём не от душевной боли, серьёзного горя или одиночества, а от скуки — вечной её спутницы. Хотя её кипежа в жизни хватило бы на два десятка человек.

До сектантства она вечно приходила ко мне в экстравагантных нарядах, с дырками на попе, в расписанных автографами тусовщиков джинсах, в зубах — мундштук, в кармане — плеер, в ушах — наушники, в проколах по 10 сережек, руки в браслетах, на груди бусы и цепи… В общем, на улице мимо пройти без изумления невозможно. Сразу видно — художница, декоратор, артистка. А тут заявилась в каком-то балахоне, губы чуть тронуты светлой помадой. И вместо рассказа об очередных похождениях с подробностями анального и орального секса и новых "клёвых чуваках —свингерах" — несёт чушь какую-то про апокалипсис, кары небесные и что всем спасаться надо. Вначале говорила, что это игра такая, от скуки решила попробовать. Но очень скоро крыша её напрочь поехала. Мало того, работая в агентстве по организации праздников, и там начала людей грузить. Её даже как-то побили на корпоративе, денег не дали и выкинули прямо в лужу. Представляете — у людей праздник, а она чешет им про Армагеддон?! Но она такая личность — увлекающаяся до разбития лба.

Поняв, что теряем её окончательно, мы — друзья — решили действовать единственным понятным ей способом. Клин клином вышибать. Купили путёвки, забрали Ирку и вшестером махнули на полуостров Индостан. В Мадурае (городе, построенном ещё в третьем веке до нашей эры) наша долбанутая ожила. Потом мы отправились в поселение с чудным названием Пушкар, там Ирку, да и всех нас, буквально потряс храм Брахмы и священное озеро, в честь которого и назвали городок — "упавший из рук цветок".

Когда на ярмарке верблюдов один из них плюнул в неё, наша "чумачечая" очнулась. "***ть! Даже уроды мне в рожу харкают", — заявила Ирка и потянула нас покупать яркие наряды.

Кризис миновал, но до полного выздоровления было ещё далеко, если вообще полное выздоровление может быть в её случае. Прилетела она домой уже вся снова увешанная браслетами, в цветастых нарядах, с ароматами сандала и мандаринов.

Но на этом эпопея с сектантами не закончилась. Возомнив себя подобием Жанны д’Арк, Ирка объявила войну свидетелям Иеговы. Что она там творила!!! Начиная от внешнего вида, приводящего в ужас адептов, до крамольных речей. В итоге её деструктивно-агрессивной деятельности против секты устроила ещё и стриптиз под тяжёлый рок группы "Пинк Флойд" прямо во время собрания. Смысл слов песни "Стена" оказался более чем символичным. Это был крик души:  "Не нужен надзор за тем, о чём мы думаем, оставь в покое!"

А после, хохоча, рассказывала, как к ней боялись прикоснуться, чтобы вывести "срамницу из обители". Так вход в "храм последователей Иеговы" был ей закрыт. Но она не унялась и устраивала демарши на улице до самых холодов. То с красными знамёнами ходила и пела дурным голосом комсомольские песни, то упросила такого же бесшабашного, как она сама, друга, и он приехал на лошади к "храму Иеговы", а на ягодицах коня были две буквы С и И, то есть свидетели Иеговы. Меня не слушала, а я боялась, что её просто прибьют. Сложно представить, но сектанты даже вызвали милицию, и Ирка чуть было не провела ночь в обезьяннике. Но менты оказались нормальными людьми и, отвезя её подальше, просто отпустили, взяв обещание "оставить придурков в покое".

Замуж она так и не вышла, насколько я знаю, сейчас живёт с художником и музыкантом где-то на Урале, кажется, в Екатеринбурге, и участвует в бесплатных праздниках в больницах и детдомах.

Источник: https://life.ru/t/%D1%81%D0%B5%D0%BC%D1%8C%D1%8F/956753/ia_vyrvalsia_iz_lap_siektantov

10-01-17